Главная » 2007 » Февраль » 19 » Советская Прибалтика не разобралась в колебаниях линии партии
20:19:49
Советская Прибалтика не разобралась в колебаниях линии партии
25 февраля 1956 года первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Никита Сергеевич Хрущев на закрытом заседании XX съезда КПСС произнес доклад "О культе личности и его последствиях". Началось то, что романтично называли "оттепелью", а на самом деле являлось масштабной политической дестабилизацией СССР и стран народной демократии. Об этом свидетельствуют рассекреченные в России архивные документы. Гипсовую статую сняли втихаря Уже к концу 1956 года ЦК КПСС был вынужден распространить секретное письмо "Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов". В нем, в частности, говорилось: "За последнее время в ряде высших учебных заведений Москвы, Свердловска, Каунаса, Таллина и некоторых других городов были прямые антисоветские и националистические выступления… Активизировали свою деятельность антисоветские, националистические элементы среди студенческой молодежи Литвы и Эстонии". Однако фронда пошла не только среди студентов. По информации ЦК КП Литвы, в апреле 1956 года "два моряка, находящиеся в гор. Клайпеде, с судна "Сигулда"… в пьяном состоянии сняли с постамента и разбили гипсовый бюст И. В. Сталина, установленный у городского драматического театра". "В механических мастерских вильнюсского треста "Водоканал" после коллективной читки статьи "К вопросу о культе личности" слесарь Келихович сорвал со стены портрет И. В. Сталина, порвал его на клочки и растоптал ногами". В Вильнюсе начался сбор подписей о переименовании проспекта Сталина в улицу Гедиминаса. ЦК КПСС сообщал, что "Лиепайский горком партии… вместо организации работы по разъяснению существа вопроса о культе личности начал убирать портреты Сталина. По указанию первого секретаря этого горкома т. Пинксиса портреты Сталина сначала были убраны в горкоме. По примеру горкома их сняли и в горсовете, а вслед за ними — на заводе "Красный металлург". Узнав об этом, руководители Лиепайского машиностроительного завода так же спешно сняли и упаковали в ящик большой бюст Сталина, длительное время стоявший при входе на завод… По приезде в город секретаря ЦК КП Латвии т. Миглиника портреты были вновь повешены, а бюст установлен". Интерфронт–1956 Действие рождало противодействие. В письме первого секретаря ЦК КП Литвы Антанаса Снечкуса критикуется письмо некоего "тов. Гончарова И. В., прожившего в республике 10 лет, в отдел школ ЦК КПСС, в котором он ставит вопрос об отмене обязательного преподавания литовского языка", который для русских детей "будет совершенно не нужен за пределами небольшой по территории республики, в пределах которой они временно проживают". В Литве были недовольны русские сотрудники оборонных предприятий. Так, летом 1956 года на ознакомление секретарю ЦК КПСС Л. Брежневу была подана записка, в которой, кроме прочего, сообщалось о настроениях работниц завода № 555 из Вильнюса Лебедевой, Копейкиной, Абрамовой и Фоминой: "При Сталине даже после войны было лучше с продовольствием, чем теперь. При всем была твердая власть, а сейчас какой–то во всем разброд, беспорядок, частый пересмотр норм, всякие изменения в министерствах". В октябре 1956 года завсектором партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам Горин сообщал, что во время партсобрания на рижском заводе ВЭФ выступила технолог Андрианова, которая подвергла критике высказывания о том, что "в Латвию приехало много русских и потому не хватает квартир" и что "русские являются хозяевами в Латвии и заставляют латышей говорить по–русски, а сами по–латышски не говорят". Этому виной, считала коммунист Андрианова, "слабая политическая работа и недостаточная борьба с пережитками национализма". "Ворвалась группа пьяных рыбаков" В апреле 1956 года отдел партийных органов ЦК КПСС обобщил обсуждение доклада Хрущева по союзным республикам. "В поселке Усть–Нарва Эстонской ССР в результате неправильного подхода к делу… на чтение доклада в дом культуры было приглашено около 200 коммунистов и беспартийных жителей поселка. В ходе читки в зал ворвалась группа пьяных рыбаков… вызвала беспорядок в зале, и чтение пришлось прекратить вообще". На партийном собрании в Каздагском сельскохозяйственном техникуме Айзпутского района Латвии был задан вопрос: "Может ли народ быть твердо уверен, что сейчас не проводится та же политика, что и при Сталине?", а на собрании на Краславской машинно–тракторной станции спросили: "Если Сталин допускал преступления, почему же его положили в Мавзолей?" "В Эстонской ССР прошел слух о том, что… в Грузии произошли серьезные беспорядки, которые переросли затем в вооруженное восстание, в результате чего были захвачены здание ЦК и телеграф. В Вильяндиском районе этой республики имеют место разговоры о том, что Сталин убил Кирова", — сообщал завотделом партийных органов по союзным республикам ЦК КПСС Яковлев. В июне 1956 года тот же отдел ЦК КПСС подготовил справку "О фактах неправильных, демагогических и антипартийных выступлений, имевших место на партийных собраниях в союзных республиках по итогам XX съезда КПСС". В ней подробно описывались выступления сотрудников КГБ Латвийской ССР Кукушкина и Лобанова, которые утверждали, что "культ личности стал возможным в результате безответственности членов ЦК и членов Политбюро". Двоих чекистов тут же оперативно исключили из партии, но после признания ими ошибки решили ограничиться строгим выговором с занесением в учетные карточки. В КГБ Эстонской ССР осенью был зафиксирован проступок старшего оперуполномоченного Исмикеева, заявившего на партсобрании: "У нас привыкли шарахаться из одной крайности в другую: расстреливать — так всех подряд, освобождать — так всех поголовно". Ему также был вынесен строгий выговор с занесением… Известный национал–коммунист Эдуардс Берклавс вспоминал: "И я был делегатом XX cъезда и как совершенно секретный документ под расписку получил так называемое политическое завещание Ленина. Все документы были сброшюрованы, каждый комплект с номером и печатью "Совершенно секретно", и после съезда вернуть обратно. Это означало, что Хрущев еще не был совершенно уверен в том, как его доклад на съезде и в народе будет принят". Чудовищный шок для коммунистов, вызванный докладом Хрущева, поразил весь правящий класс СССР и союзных ему стран. По сути, до конца 1956 года вместо управления экономикой и социальной сферой единственная правящая партия была погружена в бесплодные, политически самоубийственные дискуссии. Никто не считал, какие потери нанес XX cъезд народному хозяйству путем происходивших де–факто (а за западной границей СССР и де–юре) забастовок. Наиболее трагическим образом выразились последствия XX cъезда в Венгрии — тысячи погибших, огромное количество уничтоженного имущества. СССР потерял сотни солдат, миллиарды рублей на проведение военной операции, репрессии и последующую "братскую помощь" ВНР. Исторически неверно относить к следствию XX cъезда освобождение политзаключенных и ссыльных — этот процесс начался гораздо раньше, причем отцом "реабилитанса" был обвиненный во всех смертных грехах Берия. Правовая оценка внесудебного произвола при Хрущеве ограничилась периодом с конца 30–х по 1953 год. Не был помилован объявленный "ставленником Берия" разведчик Судоплатов, не оказался реабилитированным ни "правый оппортунист" Бухарин, ни миллионы раскулаченных и сосланных в 20–30–е годы. Самому же Хрущеву власти от XX cъезда хватило всего на восемь с половиной лет… Николай КАБАНОВ, Вести сегодня 19 февраля 2007 10:09

 

Вести сегодня
Категория: Рига в 1944-1991 гг | Просмотров: 833 | Добавил: Rix | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar